Войти
Театр
16.11.2009 16:01
Воронежская балерина Татьяна Фролова убеждена, что ее жизнь сложилась счастливо

Воронежская балерина Татьяна Фролова убеждена, что ее жизнь сложилась счастливо

  • Текст: Елена Фомина
  • Фото:
  • Правка

Осень – насыщенное время для любителей музыки и театра. Премьеры, гастроли, фестивали. Не мудрено потеряться в изобилии имен и событий. Но есть имена, которые зритель всегда рад видеть на афише. Потому что за ними стоит подлинный талант и признание. 13-го ноября на сцене театра оперы и балета состоялся бенефис народной артистки России Татьяны Фроловой...

В театр ее пригласили в 1984-м году – сразу после окончания Воронежского хореографического училища. В 1987-м она стала лауреатом Международного конкурса артистов балета в Японии. Татьяна Фролова неоднократно гастролировала в Германии, Нидерландах, Норвегии, Мексике, Тунисе, Индии, США, Канаде, Англии, Франции и других странах. Сегодня в репертуаре балерины ведущие партии в классических и современных спектаклях. Среди них – «Лебединое озеро» и «Щелкунчик», «Жизель», «Кармен-сюита» и «Золушка», «Анюта» и «Юнона» и «Авось». Ей аплодировали зрители разных стран, а в родном Воронеже ее имя стало символом красоты и грации. В этом году прима-балерина Воронежского театра оперы и балета народная артистка России Татьяна Фролова отмечает двадцати пятилетие творческой деятельности. В честь этого события она подарила зрителям новую программу, которую представила 13-го ноября, в день своего бенефиса.

КОРР.: Глядя на Вас, Татьяна, трудно соотнести с Вами эту цифру – двадцать пять лет в театре. А Вы их ощущаете?

Т.Ф.: Конечно, я уже не могу конкурировать с молодыми балеринами. Театр – дело молодых. Балетный театр – дело очень молодых. Поэтому те спектакли, которые у нас идут, меня очень радуют. Я рада, что театр наконец-то поставил «Анюту» - это мой спектакль, где как раз молодость – это хорошо, но нужен еще и опыт. Есть такие спектакли, как «Тысяча и одна ночь», «Юнона» и «Авось», «Золушка». За чистую классику, как «Лебединое» или «Щелкунчик», я уже не берусь. У нас в театре есть молодые хорошие силы. Танцевать слабее и хуже мне не хочется. Хочется делать такие вот драматические балеты, где можно, как говорится, душу развернуть… При этом, конечно, я каждый день хожу в класс, репетирую. Прыжок должен оставаться прыжком, вращение вращением, и никто никогда не должен знать, сколько лет балерине.

Корр.: А педагогическая деятельность? Вы же взяли класс Набили Галиевны Валитовой, Вашего педагога, после ее трагической гибели.

Т.Ф.: Да, я в прошлом году выпустила класс, который Набиля Галиевна, к сожалению, не смогла довести. Естественно, все эти девочки остались у меня в сердце. Они мне звонят, пишут эсэмэски, каждая их победа – это моя победа.

КОРР.: Они Вас радовали победами на самом высоком уровне. Не жалеете, что не стали преподавать? Может быть, со временем всё возобновится?

Т.Ф.: Наверное… Но для этого должны быть определенные условия. С детьми-то работать интересно и здорово. А вот все эти перипетии вокруг – это, конечно, тяжело, на них надо настроиться. Когда я пошла работать в хореографическое училище, то совершенно не была готова воевать со взрослыми людьми.

КОРР.: То есть, это две совершенно разные ипостаси: балетный артист и балетный педагог? Они не перетекают одна в другую?

Т.Ф.: Совершенно разные! В театре я отвечаю только за себя. Если плохо порепетировала – я это знаю. Если я хорошо поработала, отдохнула перед спектаклем – он прошел хорошо. В училище по-другому. Там можно отрепетировать с детьми, сделать всё по максимуму. А потом ты садишься в зал и не знаешь, что будет на сцене. Я когда возила Анжелину Воронцову на конкурс в Пермь, думала, меня там удар хватит! Когда она выходила на сцену, это волнение, которое я за нее чувствовала в зрительном зале, просто ни с чем не сравнить! (Анжелина Воронцова стала открытием конкурса «Арабеск-2008» и получила массу специальных призов, а Татьяна Фролова была признана на этом конкурсе лучшим педагогом и получила специальный приз прессы – Е.Ф.) Ответственность очень большая. Какой-то ребенок воспринимает всё сразу, схватывает на лету, а кто-то – ты можешь вдалбливать, ругаться, просить, оставлять его после занятий – а до него не доходит. Может, природа не дала, может, он пока не дорос. А отвечать всё равно педагогу. И никто не думает, что ты народная артистка, ученица великих Валитовой и Семеновой. Ругают по всей строгости.

КОРР.: Но на уроках в театре Вам, наверное, уже никто не делает замечания! Тем паче, что нет артистов более дисциплинированных, чем артисты балета. И внутри Вас наверняка сидит строгий педагог, который за всем следит?

Т.Ф.: Мне, конечно, очень не хватает Набили Галиевны, которая со мной проработала много лет. Но я слушаю любого педагога, который сидит в репетиционном зале. По-другому и быть не может. Как я привыкла еще в училище, так и сейчас – работаю на полную катушку. Потому что, я считаю, если работать, то только так. А если решил уйти – уходи сразу. Вот этих поблажек – «я сниму эту вещь, здесь я то пропущу, а там это» - так не получится. Балет жесткий в этом смысле. Он не прощает отпуска, выходных, праздников. Тело потом так издевается, после того как ты дал ему поблажку. Оно не слушается совершенно. И, как говорили старые мастера, в балете девяносто процентов ремесла. То есть, только тогда, когда ты научишься делать всё, ты можешь положить на это образ. Если ты сначала сделаешь образ, а ни прыгнуть, ни повертеться, ни чисто сделать какую-то комбинацию не сможешь, кому твой образ будет нужен?

КОРР.: А молодые артисты, которые только пришли в театр, это понимают?

Т.Ф.: Это другое поколение. Они за всё хотят получить сначала деньги. Не все. Есть люди, у которых на первом месте искусство, преданность театру, в который ты пришел. Так было у нашего поколения. Было время, когда нам по полгода не давали зарплату. А мы работали, и никто о деньгах не спрашивал. Сейчас другое время. И молодые в этом не виноваты. Потому что, например, всё, что идет с телевидения, сводится к тому, что человеку надо быть обязательно богатым. Тогда будет и счастье. Поэтому, наверное, это поколение немного подпорченное. Может это не самое удачное слово… Но они, конечно, другие. Скажем, мое звание народной артистки стоит пятьсот рублей. И они, зная это, не рвутся работать. А зачем? Ради пятисот рублей? Если вспомнить то время, когда мы пришли в театр, мы же все партии готовили сами. Михаил Негробов пришел из армии. Он очень хотел танцевать балет «Тысяча и одна ночь». В то время в этой партии блистал Головань. И мы с Мишей сделали сами эту партию в отпуске! Он хотел поднимать любую, даже тяжелую балерину, он не вылезал из зала! Потом был худсовет, и мы им показали, что сделали. Да и вообще, мы все время оставались в зале. А сейчас я не вижу, чтобы артисты оставались в театре и работали над тем, что не получается. Опять же, не все. Есть единицы. Лучший, я считаю, на сегодняшний день у нас в театре танцовщик, это Ваня Алексеев. Есть и другие хорошие ребята и девочки, которые одержимы балетом. Радует, что они все-таки есть.

КОРР.: Вам эта одержимость в свое время помогла?

Т.Ф.: Да, я ведь пришла в балет из спортивной гимнастики. Мне даже в самом смелом сне не могло присниться, что у меня так все сложится. Когда я выпускалась из хореографического училища, в воронежском театре танцевали прекрасные балерины. Мест не было, меня взяли в кордебалет и сказали: «Смотри!». А потом одна балерина ушла в декрет, другая заболела, третья прихворнула, четвертая вышла на пенсию, и я в двадцать лет поехала с театром на гастроли в Вологду и Киров как ведущая балерина. Да, все было сыро, но это школа была незабываемая. И, конечно, мне повезло с педагогами. Первый мой учитель – она взяла меня из спорта – Валентина Александровна Нарожная, стала моим близким другом. Она увидела во мне что-то – в этой спортивной девочке из школы Штукмана, с сутулой спиной, узким тазом, всегда готовой к сальто. Это тоже случай! Потом Набиля Галиевна пришла в училище и взяла наш класс. Это считалось большой удачей: если взял Мастер – значит, профессия в кармане. Валитова меня возила по всем конкурсам, тогда это было доступно, за все платило государство. Сейчас мои родители с тремя детьми не могли бы себе такого позволить. Набиля Галиевна говорила: «Мы с тобой едем на один тур, но ты смотри, учись, делай выводы, вырабатывай характер!». А потом меня отобрали на международный конкурс артистов балета в Японии. И я попала в руки нашей великой балерины Марины Семеновой, царицы Большого театра! Она мне дала очень много. После конкурса я вернулась лауреатом. Родила сына. Затем была интересная работа в Санкт-Петербурге: я с солистами Мариинского театра делала «Лебединое озеро». Что может быть полезнее для молодой балерины, чем «Лебединое озеро с мастерами! Ириной Колпаковой, Любовью Кунаковой, Галиной Мезенцевой… Видеть, как они танцуют, слышать их замечания, работать с ними - это такая школа! А потом в Воронеже репертуар, который шел на нашей сцене, я его весь станцевала. Перевоплощалась из Кармен в Жизель, из Сильфиды в Редиску – о чем балерина еще может мечтать? Мне повезло: с педагогами, с партнерами, которые мне достались – мне всегда казалось, что у меня самые лучшие партнеры, у меня и до сих пор такое мнение, что человек, который со мной танцует, он самый лучший. Так что моя балетная жизнь сложилась счастливо.

В программе бенефиса Татьяны Фроловой, который прошел в театре оперы и балета 13-го ноября, были и фрагменты классических балетов, и новые хореографические номера. Мы увидели трепетную сцену у балкона из балета Прокофьева «Ромео и Джульетта» в хореографии Макмиллана, которую Татьяна Фролова танцевала с Иваном Алексеевым. Джульетта – одна из любимых партий балерины, к сожалению, не воплощенная в спектакле – его нет в репертуаре Воронежского театра, но номера из балета Татьяна Фролова всегда включает в свои концерты. Был в программе бенефиса поразительный номер «Призрак солдата» на музыку Свиридова в хореографии Брянцева – посвящение женщинам, которые потеряли своих любимых на войне (партнер Фроловой – Павел Свиридов). Перевоплощения, о которых говорила Татьяна Фролова, происходили прямо на сцене: от хрупкой Барышни из одноактного балета на музыку Шостаковича «Барышня и хулиган» (Хулиган – Геннадий Горожанкин) до стремительной Кармен (Хозе – Иван Алексеев) и сильной в своей слабости Шехерезады (Шахрияр – Александр Литягин). Ну а для красивого многоточия, которое завершило бенефис на высокой чистой ноте, Татьяна Фролова выбрала второй акт балета Гаврилина «Анюта». Тоже одна из любимых партий и один из лучших образов, созданных балериной на сцене. А к званиям и наградам, которых у Татьяны Фроловой немало, прибавилась еще одна: почетный знак правительства Воронежской области «Благодарность от земли Воронежской».


Реклама

Вам нужны краски для наружных работ? Зайдите на ресурс kraskinadivane.ru. Здесь представлен каталог с красками по отличной цене!

Комментарии
Ранее в рубриках
В ВоронежеПроекту воронежского легкорельсового метро придано ускорение на международном уровне

Российские и японские чиновники обсудили в Москве проект строительства метро в столице Черноземья.

В РоссииКсения Собчак сравнила телевизионные программы Владимира Соловьёва с сортиром

Соловьёв поддался на провокацию, быстро завёлся и фактически подтвердил сказанное.

В миреРоссия больше не победитель Олимпиады в Сочи

Олимпийцы России уступили норвежцам первое место в неофициальном общекомандном зачёте Зимней Олимпиады 2014.

ОбществоСообщение о заражении пестицидами Воронежского заповедника оказалось «уткой»

По результатам лабораторных исследований проб воды, почвы, речной рыбы наличие ДДТ не подтвердилось.

ТеатрПосле премьеры спектакля «Тот самый день» Кольцовский театр приглашает поговорить на самые острые темы

Получит продолжение свежий проект театра «ПоговоримПослушаем», начало которому положило обсуждение «Гамлета».

Кино и телевидениеСенсационные итоги четверга в российском прокате

На первое место вышел фильм, который не принадлежал к числу фаворитов проката.

ПерсонаРежиссёр Дени Вильнёв не понял, в чём причина неудачи его фильма «Бегущий по лезвию 2049»

Возможно, сказался большой хронометраж. А может быть, фильм оказался слишком умным.

Литература«Одна среди туманов» – пронзительный роман мастера романтической прозы Карен Уайт

Это история о силе характера, о женском счастье, о мечтах и надеждах, не всем из которых суждено сбыться.

МузыкаМолодые композиторы Воронежа презентовали своё творчество

Среди творцов были и совсем юные авторы музыки, лишь недавно вступившие в объединение «МолОт – Воронеж».

Изобразительное искусствоВыставка Воронежского союза художников стала событием в жизни ВГУ

Восьмая подобная экспозиция оказалась самой крупной и представительной.

Зал ожиданияДни научного кино в ВГУ затронут главные проблемы человечества и жгучие тайны планеты

Путём предварительного голосования определено семь фильмов, которые можно будет увидеть с 4 по 8 декабря.

ГлавноеНадежда Коровина-Колеман: «Опера – искусство для избранных!»

Исполнители главных партий в спектакле «Тоска» встретились с представителями воронежских СМИ.