Войти
Театр
15.12.2018 19:46
Михаил Бычков вступил в полемику с Владимиром Путиным, ответные реплики президента вызвали смех в зале

Михаил Бычков вступил в полемику с Владимиром Путиным, ответные реплики президента вызвали смех в зале

  • Текст: Юрий Данилов
  • Фото: Kremlin.ru

В ходе поездки в Ярославль, приуроченной к открытию Года театра, президент России посетил театр драмы имени Ф. Волкова и встретится с деятелями театрального искусства. В этой встрече принял участие художественный руководитель Воронежского камерного театра и Платоновского фестиваля искусств Михаил Бычков. Он начал разговор с главой государства с того, что выразил своё с ним несогласие.

Бычков посетовал на чиновников, которые не дают творцам нормально работать. «Всё, что за эти годы удавалось сделать, в основном происходило при борьбе или преодолении сопротивления, косности, непонимания тех, кого принято называть чиновниками», – посетовал Бычков. Он нажаловался президенту на Александра Гусева, не называя, впрочем, его по имени: «Попытки введения цензуры, регламентации, с этим надо что-то делать».

Ответные реплики президента несколько раз вызывали смех в зале. Впрочем, вы можете сами оценить тонкость юмора и сарказма главы государства.

Вот как это было:

М. Бычков: Позвольте сказать два слова. Я тоже работаю в регионе, в Воронежской области, в Воронеже. И хотел бы сказать, как выглядит ситуация с театральной практикой там – в центре России, не из Москвы, не из Петербурга.
С одной стороны, нам очень приятно, я присоединяюсь с Александру Александровичу (Калягину), что дело, которым мы всю жизнь занимаемся, стало в центр внимания у государства – Год театра. Прекрасно, слава богу.
Но вообще у меня ощущение, что наш российский театр действительно, Вы правы абсолютно, уникальный и являющийся достоянием не только нашей страны, а всего человечества. Насколько он должен существовать всё-таки вопреки правилам игры, которую ему предлагают общество и государство.
Просто мы занимаемся этим достаточно давно, и когда Вы говорите в разговоре о театре слово «учреждение», мне больно это слышать, потому что я 35 лет занимаюсь этим, работал в театре и шёл в театр, когда никто даже не помышлял о том, что театр можно назвать учреждением.
Как только его ни называли за эти годы – и культурно-зрелищное предприятие, и ещё придумали какие-то неудачные обороты. Люди, действительно, тысячелетиями ходят в театр.

В. Путин: У нас и в Советском Союзе всегда называли учреждениями культуры, так и было.

М. Бычков: Кстати, об учреждениях культуры. Сейчас я знаю, что во многом наши проблемы всё-таки из-за несовершенства этих самых правил игры, то есть мы, извините, белее или менее талантливо делаем свою работу, а люди, которые должны придумывать правильные государственные правила, это делают не очень талантливо, они не могут придумать нормальные законы и правила игры.

В. Путин: Если бы они были талантливыми, как вы, они бы работали в театре. (Смех.)

М. Бычков: Похоже, что Вы правы.

В. Путин: Например, я фактически в театре работаю.

М. Бычков: Это всё-таки усовершенствование нормативно-правовой базы.

Недавно имел возможность познакомиться с этой самой концепцией нового закона о культуре. Вы знаете, впервые за много лет прочитал там очень-очень интересные вещи. Мне кажется, что если в рамках этой концепции закона о культуре будет принят закон о культуре, наконец что-то начнёт меняться. То есть придумано то, что Вы сейчас сказали. Учреждения культуры – особая форма организации дела, не относящаяся к учреждениям как таковым.

И самое главное, что тогда изменится и снизится значение количественных параметров в оценке, которые сейчас превалируют и, в общем, их 99 процентов. Качество не оценивает никто, почти невозможно. Я скажу о том, как можно оценить качество.

В. Путин: Качество могут только зрители оценить.

М. Бычков: Нет, не только.

В. Путин: А кто?

М. Бычков: И мы сами прекрасно понимаем. Слава богу, у нас есть Союз театральных деятелей, который нас объединяет. Мы знаем, как работают коллеги. Понимаете, авторитет, репутация в любом мастерстве – это всё-таки важная вещь.

В. Путин: Согласен.

М. Бычков: И то, что Союз объединяет российский театр, и то, что сейчас мы, в общем, едины – это ситуация уникальная. И, кстати говоря, один из лучших инструментов, который применяет СТД для этого объединения, – это фестиваль «Золотая маска».
Это фестиваль, где профессионалы судят профессионалов, где мечтают все получить маску. Я мечтаю очень, хотя так и не могу никак этого добиться, не дают. Но, поверьте мне, это безденежная премия, притом что ни копейки за ней не стоит. За ней стоит только признание коллег. И эта независимая театральная премия действительно сегодня один из немногих инструментов оценки качества работы.

В. Путин: Наверное.

М. Бычков: Я сейчас читал программу («Культура» называется или как-то) о том, что мы к 2024 году на 15 процентов повысим посещаемость театра.
Понимаете, какая штука? Как это делается? Это значит, что в каждое учреждение, как Вы говорите, учредитель приводит показатель: вы должны в следующем году повысить на три процента, потом ещё и так далее. И никто не посчитал, а с какого старта мы начали. Извините, у меня в театре 100-процентная посещаемость. Мне куда повышать на 15 процентов? Хотя, уверен, что те, кто придумывали эту программу, скажут: «Ну, мы ведь хотели, чтобы в целом по региону».
Есть те, у кого 30 процентов, и им есть куда расти, а в целом по региону, может быть, и поднимется на 15. Извините, это вопрос квалификации тех, кто работает на местах.
И перехожу к ещё одному тезису. Всё, что за эти годы удавалось сделать, в основном происходило при борьбе или преодолении сопротивления, косности, непонимания тех, кого принято называть чиновниками.
К сожалению, этот конфликт художника и чиновника, вообще творческого учреждения и того, кто призван от государства ему помогать организационно, финансово, к сожалению, жив, он жив. И на местах он сегодня оборачивается иногда кошмарными вещами.
Я уже не говорю об оптимизации, это всё, думаю, будет как-то преодолено, но происходят дикие вещи. Недавно в Новосибирске пытались просто снять директора большого театра «Глобус» и устроить на его место какого-то депутата или его помощника просто потому, что местные товарищи так между собой решили.
Перед этим в Красноярском крае, в Минусинске, очень известного худрука, который много лет держал этот театр на высоком уровне, отстранили от административного и финансового руководства, потому что пришли деньги на реконструкцию. И он не должен был участвовать в этом процессе.

В. Путин: Могу себе представить.

М. Бычков: Владимир Владимирович, что важно?

Важно, мне кажется, и это уже тоже есть в решениях и концепции, чтобы при решении кадровых вопросов в нашем деле Союз театральных деятелей имел бы своё слово. Чтобы не просто с ним советовались, а чтобы была принята некая обязательная рекомендация. Извините, визирование, санкционирование.
В СТД есть достаточно компетентных специалистов, которые знают, чем хороший театральный директор отличается от плохого. Они знают, кого можно назначить художественным руководителем театра, а кто только по названию режиссёр или продюсер. Понимаете? Они всегда разберутся. И в этом смысле было бы очень здорово, если бы в Год театра такие решения были приняты.
Вообще мы все друг друга слышим, знаем, живём достаточно дружно. Мне кажется, что сегодня российский театр находится на подъёме. Во многом, кстати говоря, но не могу сказать, что вопреки всей этой бюрократической системе. Нет! Система поддержки малых городов дала огромные результаты. И то, что сейчас с детскими театрами началось, это тоже очень важная вещь.
Но, в принципе, сегодня театр на подъёме, потому что у нас были нулевые годы, когда ещё не набрал такой мускулатуры чиновничий, бюрократический аппарат, когда ещё не были придуманы эти окончательные, так сказать, скрепы и путы в виде регламентации всего, когда мы ещё не начали бороться с коррупцией и так далее, когда можно огурцы в театр покупать просто в соседнем киоске, не объявляя в интернете конкурс на покупку огурцов. Понимаете?
И свобода была, извините. Тогда даже разговоров о цензуре не было. А сегодня мы говорим: у нас нет цензуры. Значит, что-то в воздухе появилось, желание ввести цензуру на самом деле есть.
Вообще я в своей жизни встречал одного чиновника, который правильно относился к культуре, – это знакомый Вам Алексей Васильевич Гордеев. Понимаете, это человек, благодаря которому очень многое в регионе было сделано, или благодаря тому, что он не вмешивался и доверял.

В. Путин: Он специалист по огурцам как раз. (Смех).

М. Бычков: И по многому другому.

Вы знаете, он самым важным занимается. Любая экономика начинается с сознания, начинается с души, и он все эти годы говорил это. Так вот, он ушёл в правительство, дай ему бог здоровья, я уверен, что в российском сельском хозяйстве всё будет хорошо. Но всё началось заново. И эта проблема попыток введения цензуры, регламентации, все эти вещи возвращаются, с этим надо что-то делать.
Очень жду, что, действительно, закон о культуре будет принят. Очень надеюсь, что произойдёт, как я понимаю сейчас, утверждение на уровне Совета Федерации и Вашего закона о меценатстве, который мы очень ждём, очень. Потому что просить у Вас, чтобы повысили зарплату артистам в Дагестане или Воронежской области, невозможно.
Знаете, как это будет сделано? В среднем по региону за счёт того, что специалисты с низкой зарплатой будут уволены и оставлены только высококвалифицированные ставки – так ведь делается. Уже в театрах нет уборщиц, гардеробщиц, билетёров, охранников, это на аутсорсинге, это всё мухлёж по поводу того, чтобы выполнить обещание и отчитаться перед Вами с цифрами. На самом деле всё очень сложно. Так, может быть, закон о меценатстве поможет, если он реально заработает? Если мы тогда недостающие в бюджетах регионов средства будем брать у предпринимателей? Они худо-бедно что-то сегодня зарабатывают и могли бы часть отдавать на развитие культуры.
И не могу не сказать ещё о том, что нас объединяет. Мы все следим за так называемым центральным делом, которое сейчас уже в открытом суде… Это очень важная вещь. Слава богу, это открытый процесс. Мы знаем, что наши товарищи год в мучениях провели.
А сейчас мы слышим, как они аргументированно доказывают то, что занимались своим делом без всякой злонамеренности. Мы все ждём справедливого завершения этого процесса. Так же как мы ждём, что театр в нашей судьбе изменит всё, хоть немножечко, но в лучшую сторону.

В. Путин: Спасибо.
Михаил Владимирович, закон о меценатстве может быть хорошей добавкой к «обеду», но он не решит всех проблем. Особенно если, как некоторые хотели бы, это меценатство будет за счёт недоплаты в государственную казну в виде налогов.
Многие, я слышал об этом, и мне часто говорят: давайте мы вместо налогов такого-то и такого-то объёма будем платить меньше, а эти деньги отдадим туда-то, туда-то – на здравоохранение, искусство и так далее. Но это не меценатство.
Меценатство – когда люди дают средства из своих собственных доходов, а не за счёт сокращения государственных налогов. То есть это, в конечном итоге, тоже из государственного кармана. Здесь нам нужно с вами вместе выработать оптимальные варианты работы финансирования учреждений подобного рода.
Как бы вы их ни называли, всё равно государство должно и понятийный аппарат сформулировать. Я с учёными встречаюсь часто, им не нравится, что академия наук – это учреждение.

М. Бычков: Извините, здесь не принято Вас перебивать, но забыл сказать одну вещь.

В. Путин: Но все это делают…

М. Бычков: Владимир Владимирович, есть идея создать так называемый институт театра, то есть собрать специалистов, которые занялись бы как раз правильным формулированием и сбором статистики и вообще наших театральных проблем.
Потому что теория, имею в виду театральный менеджмент, не творчество, не искусствоведение, имею в виду институт, который занимался бы вопросами театра.

В. Путин: Михаил Владимирович, это вторая тема, которую я хотел тоже затронуть.
Год театра тем и хорош, что мы имеем возможность как бы поговорить обо всём и нащупать золотую середину там, где она нужна. Вы сейчас сказали: нужны специалисты по менеджменту в сфере искусства и театрального дела. А до этого Вы вспомнили о замечательном руководителе, художественном руководителе театра, которого сдвинули в Красноярске, по-моему, с должности директора театра, потому что пришли деньги на реконструкцию.
Может быть, в этом и есть что-то такое, явно не очень приятное, кто-то хочет просто других людей поставить на этот денежный поток. Вполне вероятно. А может быть и другая ситуация, может быть, просто руководство края или кто там принимает такие решения на уровне муниципалитета, посчитало, что этот человек, будучи замечательным деятелем искусства, не справится просто с этим денежным потоком, у него нет соответствующих знаний. Я просто не в курсе этого.
Понимаете, здесь нужно разобраться тоже с этими функциональными обязанностями, где художественное руководство, а где руководство финансами. Я не говорю, что это нельзя объединять, но надо просто принять какие-то общие решения на этот счёт.
А если уже художественный руководитель занимается финансовой деятельностью, тогда он должен нести ответственность за эту финансовую деятельность, и нельзя в какой-то момент сказать: что от него хотите, он же творческий работник?
Творческий работник – занимайся творчеством, а несёшь ответственность за финансы или подписываешь финансовые документы – ты должен понимать свою ответственность, предусмотренную действующим законом.
Просто это на ясном глазу, спокойно, по-честному надо с этим разобраться и принять решение, чтобы всем было понятно, на основании чего принимаются те или другие решения, и потом руководствоваться этими соображениями. Но, извините, это всё-таки повод нам для того, чтобы поговорить на эту тему и раз и навсегда, насколько это возможно, какие-то базовые вещи утвердить.


(Цитирование по стенограмме на сайте kremlin.ru)

Комментарии
Ранее в рубриках
В ВоронежеПобедителем архитектурного конкурса «Дома анимации Воронежской области» признан творческий коллектив Studio-22

Проект принят к реализации. Теперь мы знаем, как будет выглядеть Дом анимации на Куколкина, 3.

В РоссииЭдуард Бояков и его замы рассказали о планах по реформированию МХАТа имени Горького

Анонсированы кадровые перестановки, ревизия репертуара, неординарные премьеры.

В миреСтранное гигантское круглое образование на реке навело на мысль о вмешательстве инопланетян

Природа или высшие силы продолжают смущать землян явлениями, больше подходящими для «последних времён».

ОбществоГрипп в Воронежской области сильно сдал, карантина в этом году, похоже, не будет

В прошлом году весенние каникулы оказались безразмерными из-за эпидемии коварного вирусного заболевания.

ТеатрВоронежский театр оперы и балета откроет афишу Года театра премьерными спектаклями «Спящей красавицы»

Впервые балет в постановке Юрия Бурлаки можно будет увидеть 1 и 2 марта 2019 года.

Кино и телевидениеПосленовогодние рейтинги: каналы сели на жёсткое

В первую рабочую неделю года отмечен обвал и без того не рекордных показателей.

ПерсонаВ Воронеже побывал православный писатель, священник, герой телепередач Артемий Владимиров

Встреча священнослужителей, монашествующих и мирян с протоиереем Артемием Владимировым состоялась в зале собраний Благовещенского кафедрального собора.

МузыкаОбъявлено о проведении в Воронеже Второго фестиваля камерной музыки

«Воронежская камерата-2019» состоится в середине апреля. В программе – концерты выдающихся исполнителей.

Изобразительное искусствоВыставком готовит сюрпризы

Посетители выставки имеют возможность открыть для себя несколько новых имён художников, потеснивших признанных мастеров.

Зал ожиданияФилармонический проект «Воронежские имена» продолжит Дарья Воронцова

Прозвучат произведения А. Вивальди, Д. Фрескобальди, Ф. Куперена, И.С. Баха, К.Ф.Э. Баха, Г.Ф. Телемана.

ГлавноеСпустя почти 42 года в Воронеже открылась выставка «Графика 3: продолжение»

Работать выставка в зале на улице Кирова, 8 будет до 2 февраля. Вход свободный. Приходите!