Войти
В России
01.05.2012 09:30
Анатолий Абдулаев. Немеркнущий свет любви

Анатолий Абдулаев

Анатолий Абдулаев. Немеркнущий свет любви

  • Текст: Марина Шиманская
  • Фото: Сергей Метелица

Вот уж и сорок дней отметили после ухода народного артиста России Анатолия Абдулаева. Но привыкнуть к тому, что его с нами больше нет, не получается. Абдулаева продолжают любить не только в Воронеже, но и в Ярославле, где он обрел профессию. Публикуем текст, присланный нашими коллегами из этого города.

Солнечный, уникальный, ироничный, светлый, великий, честный, добрый – звучавшие в эти дни истинные слова о его актерском и человеческом даровании не радовали, а били наотмашь. Больше никогда…

Обладатель многих престижных театральных наград Анатолий Абдулаев – первый народный артист первого выпуска ярославского театрального училища.

…За дверью просторного зала библиотеки СТД, которая в Ярославле нередко заменяет отсутствующий Дом актера,- громкие возгласы, смех. Это не праздник – поминки. Кто был знаком с Анатолием Абдулаевым, тот понимает, что иначе его и не вспомнишь.

«Когда появлялся Толя, все начинало кипеть. Все хохотали, так он поднимал настроение. Сегодня - 40 дней. Грусть. Но думая о нем, не можешь не улыбаться. Душа радуется, что был такой человек», - вспоминает народная артистка России Наталья Ивановна Терентьева.

«В нем было что-то такое, что еще долго-долго будет нам светить. У него был дерзкий, хулиганский до нереальности взгляд на жизнь», - погружается в свое студенческое прошлое его ученик, заслуженный артист России Валерий Кириллов.

«Когда приезжал из Воронежа, сразу звонил, и всегда пытался меня разыграть. Но по тому, что только он начинал разговор с мата, я его сразу узнавала. Удивлялся: «Как это ты меня узнаешь?» Говорю «был»» и сама не верю. Про него невозможно – «был» - возвращает всех к печальному поводу встречи его сокурсница, актриса Галина Ефанова.

А для заслуженных артистов России Ирины Чельцовой и Валерия Смирнова Абдулаев больше, чем друг – через всю жизнь они пронесли радость студенческого братства. Отводят взгляд от его фотографии. Слезы. Больно.
«А ведь это благодаря мне Толик стал артистом» - вспоминает его тетя, Альбина Тяжелова, доцент Международного университета бизнеса и новых технологий.

«Меня с детства тянуло на учительство – журнал, оценки. Когда Толик подрос, стал выступать за всех учеников. Играл отличника, троечника, двоечника. Точно передавал характер. Наши уроки закончились тем, что в школу его взяли в шесть лет. И школа находилась в том же здании, где позднее открылось театральное училище! А первой ролью его был воробей в новогодней сказке Дворца пионеров. Мы с мамой шили ему костюм – перышки, хвостик. Слов было немного: « Воробей на ветке – чик-чирик. Больше нет мороза - прыг, прыг, прыг». А аплодисменты сорвал хорошие».

Прямой дороги из воробья в артисты не получилось. Глава семьи - дед, талантливый инженер, технарь до мозга костей, служителей Мельпомены совсем не уважал: «Клоуна кормить не буду». А вот Толик деда уважал настолько, что подался в мастера по ремонту холодильников. Тут-то судьба и свела его с Брониславом Табачниковым, будущим театральным критиком, профессором. Юный Броня искал толкового мастера для холодильника, а нашел «живого, шустрого и смешливого малого», который остался в его жизни навсегда.

«Много было в течение этих лет встреч, разговоров, застолий, и сколько не силюсь, не могу вспомнить ни одной царапины в наших соприкосновениях. Во взаимодействии критика и актера – это не просто редкость, а прямо-таки небывальщина какая-то. Что было тому причиной? Думаю, прежде всего, особенности характера Анатолия Гафарыча - по-восточному гибкого, мягкого, редкостно не агрессивного».

Ярославль лишился веселого мастера холодильных установок в тот же час, как был объявлен первый набор в театральное училище. Извини, дед. На всякий случай проверил свое мастерство на бабушке. Голосом Левитана из-под кровати: «Работают все радиостанции Советского Союза…». В общем, объявил о начале войны. Бабушка, которая в гражданскую спасалась от обстрелов бендеровцев, бежала из плена Махно, а от бомбежек Отечественной пряталась с грудной дочерью в окопах, ополоумела от страха и убежала к соседям. Понял, что вполне достиг мастерства. Первый тур, второй – успешно. Дальше предстояло самое сложное – спеть при полном отсутствии слуха. Выбрал вполне неопределенную песенку – «Эй, рула, терула, терула, ла-ла» - и прошел! На сцене актерский талант Абдулаева благополучно «перекрывал» его «музыкальные» проблемы.

Художественный руководитель воронежского Камерного театра Михаил Бычков вспоминает о «забавных» взаимоотношениях Абдуллаева с музыкой. Актер «обнаруживал в музыке свои ритмы, по-своему помахивал ручкой, притопывал ножкой, превращал в свое». Сложнее обстояло с общими сценами. Но « …чаще было, когда он в центре, когда он в своей стихии, когда от него невозможно оторвать глаз – как в бессмертной роли князя в «Дядюшкином сне», которую помнит не только Воронеж, помнит вся Россия».


Анатолий Абдулаев - выпускник Ярославского театрального училища.

Молодость «ятушек» пришлась на то счастливое время, когда народ в своем простодушии радостно боготворил артистов и космонавтов. Степень любви и узнаваемости, кажется, была одинакова. Яркие, талантливые студенты театрального училища стали героями города и девичьих грез. Они успевали всему отдать должное, но боготворили только театр и своих учителей. Сергей Константинович Тихонов и Наталья Ивановна Терентьева - народные «родители» первого курса. Их гостеприимный, открытый дом в актерских хуторах навсегда стал родным. Приезжая в Ярославль, Анатолий Абдулаев спешил сюда – к папе Сереже и Наташе. Благодарность и любовь со временем только возрастала. На 90-летие С.К. Тихонова из Воронежа летели стихи:

Наш Константиныч!
Пап Сережа с гривастой, светлой головой!
Мы любим, помним вас
О, Боже, пока мы живы,
Вы – живой!

Как хутора нас принимали!
Ваш дом с Наташей нас «лепил».
А мы, счастливые, не знали
Что это хуторок в степи.

Неповторимый, добрый, умный воздух «хуторка в степи» навсегда «поставил» молодым ребятам высокую жизненную и профессиональную планку. «Вылепленные» Абдулаев, Блинов, Грибкова отправились в Воронежский ТЮЗ. Театральные «родители» их не забывали.

«Мы с Сергеем Константиновичем приехали в Воронеж и узнали, что в театре идет «Буратино», и играют все наши ребята. Никому ничего не говоря, пришли на спектакль. Толик - Буратино бегал по зрительному залу. Надо было видеть его лицо, когда он пробегал мимо нас! Но не остановился. А когда вернулся на сцену, посыпалась отсебятина по поводу нашего приезда. Мы умирали с хохоту, а он был так счастлив!»

Наверное, никому Анатолий Абдулаев не посвятил столько шутливых поздравлений, как хозяевам родного «хуторка». Поэтически-юмористическое хулиганство - еще одна грань его таланта. Наталья Ивановна бережно хранит пожелтевшие от времени листочки. Не все послания любимой Наташе способна «выдержать» газетная полоса. Но это – Абдулаев.

P.S. И если в новеньком сезоне
для вас вдруг не найдется роль
Я в Ярославле на газоне
На...ру по самый си-бемоль.

Когда тяжелая болезнь уже не позволяла приехать лично, на ее юбилейный банкет в Волковский врывался его по-прежнему молодой, красивый, полный жизни и любви голос, записанный в больнице.

Золотомасочная наша!
Мы вас устали поздравлять.
Как прежде нам близка Наташа -
Учитель, друг, коллега, мать.

И мы желаем вам отличной работы - в кайф
И - в масть, и - в цвет!
Здоровья всей семье столичной,
Гастролей – только заграничных,
Зарплаты – как у них, приличной,
Шлем землякам-коллегам личный
Свой альма-матерный привет!

А тост у нас без выкрутас
Наталь Иванна – за вас!

Мой брудершафтный тост, любя,
Не бз...и, Наташа, за тебя!

Последняя «си-бемоль» Наталье Ивановне написана в барокамере. Дышать уже не мог, но и ее оставить без поздравления – не мог.

«Ой ребята, ребята… Как это несправедливо и неправильно – хоронить учеников. Невыносимо…»
Теперь рядом с Натальей Ивановной ученик ученика. Да, самый темпераментный и яркий, самый любимый ярославским зрителем актер Волковской сцены Валерий Кириллов – ученик Анатолия Абдулаева.

«Мы все с какого-то времени начинаем вспоминать своих учителей. В нашем деле, как ни в каком другом, профессия должна передаваться из уст в уста, из слова в слово. Тогда она - живая. Все в нашем курсе – созвоны, «встречалки» в Москве, в Ярославле, нахождение друг друга – от Гафарыча. Впитывали все – манеры, слова, привычки. Он красиво и вкусно курил – дым съедал. Как? На перекурах пробуем – никак. А у него, зараза, автоматически. И пепел стряхивал большим пальцем. Мы говорили – это стильно, смотри, как Гафар делает. Никак. Я пришел в театральный из голимой самодеятельности. «Давайте, покажите что-нибудь». Показал, как доят коров. С выходом. Они с Бугровым, ректором института, так ржали! Потом Гафар вышел меня изображать. И говорит: « Если это у вас память физических действий, тогда я, как минимум, космонавт». Объяснял. Я вообще не понимал, что он от меня хочет. Понял только через год, когда 1 апреля Гафарыч взял меня на День Дурака. Этим тоже нас заразил основательно. Когда меня за это хвалят, я понимаю, что мы – дети сопливые по сравнению с ним. Как он мог вербовать людей – народных артистов, которые ходили в Доме актера с накладными письками. Балетные - пели, Мордасова с хором – танцевала в пачках в частушечном стиле. Попасть на их капустник было большим счастьем для любого воронежца. Все ждали – будет что-то. Ни одному острослову, которых я повидал немало, не позволена та степень хулиганства, которая была позволена Гафарычу».

А вот в ярославскую культурную жизнь степень абдулаевского хулиганства не вписалась. В юбилей театра, на который приехал президент РФ В.В. Путин, Абдулаев выступил с одой Федору Волкову. В остроумном повествовании о тяжелой жизни русских артистов прозвучала фраза: «Тогда еще в сортирах не мочили….». Местные чиновники ушам не поверили – кто такой, как проник, кто проверял текст? Театралы шутили: «Сегодня в театре было два героя – Путин и Абдулаев». На следующий день «герои» разъехались, а ведущего концерта, Валерия Кириллова повлекли «на ковер».

«Я отговаривался, как мог. Простите, но этого народного артиста очень рекомендовало воронежское СТД. Нет, текста не видел. Нет, почитать нельзя, автор уехал. О кровных связях с ним, конечно, не говорил. Ну, как я мог не дать слово своему учителю?»

Все случилось очень по-абдулаевски: « Я сказал, а уж вы думайте». Было в нем что-то от юродивого. Да и что с него, с артиста, возьмешь? А слова-то сказаны. Всерьез.

Михаил Бычков вспоминает:

«В нем была всегда - важная черта его натуры - потенциальная антибуржуазная бацилла. Желание разрушить официальность, когда очень гладенько, когда все порядочно... Анатолий Гафарович никогда не подыгрывал официозности. Мог иногда просто из-за какой-то детскости, проказливости своей натуры где-нибудь на таможне что-то такое ляпнуть, после чего процедура досмотра для нас существенно затягивалась. И в разговорах с начальством за словом в карман не лез. Ему такой стиль поведения казался естественным и органичным… Прожив немалую жизнь, он не стал солидным, импозантным, пузатым мужиком, а остался Толей, дядей Толей, Гафарычем: огромным авторитетом в профессии и – ребенком, проказником-провокатором».

И теперь – о главном. Сотни ролей сыграны в ТЮЗе: глубина, пластика, изумительное владение телом, легкость, юмор, «блестящее творческое хулиганство». Несколько поколений детей выросло на сказках его Кота Мурлыки, излучающего с экрана любовь и доброту. Несколько поколений взрослых учились смелости и правде у капустных «народных дураков» Абдулаева и Тарасенко, которые почти полвека «баловались» одним юмористическим пером, подытожив сотворчество книгой «Пир духа». Тринадцать спектаклей поставил в Воронежской академии искусств, где преподавал мастерство актера. Да разве все перечтешь. Второе дыхание открылось в Камерном.

«Мы потеряли лучшего артиста Воронежа – говорит художественный руководитель Камерного Михаил Бычков.
- Это был большой Мастер, актер с сильной эмоциональной природой. И при этом умный человек с активной гражданской позицией. …Конечно, мы все переживали, когда происходила история с онкологией, когда потом потихоньку-потихоньку возвращался Абдулаев. И вернулся, настолько окрепнув, что стали порой и забывать: человек-то с одним легким работает. Опять большое количество спектаклей, большая нагрузка, серьезные роли. И безотказный Абдулаев работает».

Был ли для него профессиональный успех – главным? Трудно сказать. Он не делил свою жизнь. Удивительно, будучи актером, в жизни он никогда «не носил» маски. Со случайным знакомым разговаривал, словно с хорошим приятелем. В общении не ставил барьеров и границ. Всем - родной. Этот душевный дар важнее, чем актерский талант.

«То, как умел дружить Анатолий Гафарович, дано немногим – вспоминает Павел Лепендин, автор бесчисленных интервью с актером.

- Эрудиции Абдулаева, его феноменальной памяти можно было завидовать. Казалось, он помнил всех, кого встретил на жизненном пути. Но дороже семьи у него не было никого. Жена, дочка, зять, внуки, сестра, тетя – о них он мог говорить часами, искренне…»

Природная правильность натуры проявлялась во всем. Любил одну женщину. В молодости – страстно, со взломом почтовых ящиков, где виднелась весточка от нее. Потом – нежно – «Нинчик». Всегда – взаимно, глубоко, до сиамского срастания. Заботился и ценил. Никогда не напоказ. На их счастливой кухне за рюмочкой друзья слышали: «Венчаться с Нинкой? Да вы что, она мне здесь надоела. Сорок пять лет вместе. Столько-то даже за убийство не дают». Скрываясь за шуткой, всю жизнь доказывал своему Нинчику, что любит и достоин. Так бывает только у сильных мужчин, позволивших себе роскошь единственной любви. Особая тема – дочь. При разговоре о ней и внуках менялся даже тембр голоса.

И все-таки, наверное, самое главное в нем, что, хочется надеяться, зачтется перед Богом – любовь к Человеку. Она чувствовалась во всем – в глазах, жестах, интонации. В круг его любви входили близкие, учителя и ученики, коллеги, соседи, продавцы – и не выходили из него никогда. Он исполнил главную и самую трудную заповедь - любви к своему ближнему. Про таких говорят – читал Евангелие не словами, а жизнью. Даже свои шутливые поздравления он всегда подписывал - «С любовью от Абдулаева».

Любовь, которой он так щедро одаривал всех вокруг, еще осязаема. Она создает иллюзию его присутствия, поэтому «был» кажется неправдой. Любовь возвращается к нему молитвами, стихами и газетными статьями, страничками интернета и горькими слезами. Наверное, когда-нибудь нестерпимая тоска перейдет в печаль, станет светлей и легче. Когда-нибудь…

Комментарии
Ранее в рубриках
В ВоронежеФестиваль «Голос трибун» под угрозой срыва

Жуткая жара может стать причиной неявки зрителей на матчи, которые показывают на Адмиралтейской площади.

В РоссииПовышение пенсионного возраста – наказание Божие и предвестник более страшных кар для народа

Что пишут консервативные издания по поводу решения властей существенно поднять возраст выхода на пенсию для россиян.

В миреХудрук Берлинского кинофестиваля Дитер Косслик отправляется в отставку

Своим пристрастием к «актуальному» и политическому кино Косслик довёл один из крупнейших кинофорумов мира до ручки.

ОбществоАлександр Гусев выдвинут «Единой Россией» на пост губернатора Воронежской области

Выборы пройдут 9 сентября и, по мнению самого кандидата, будут слабоконкурентными.

ТеатрЧто говорят зарубежные критики о спектаклях VIII Платоновского фестиваля

Нет и следа коллективных восторгов и всеобщего умиления, есть разговор по существу.

Кино и телевидениеКассовые сборы в России за четверг, 21 июня: два лидера – и оба хромые

С минимальным перевесом на старте уик-энда вперёд вышел фильм «8 подруг Оушена».

Персона«Всё начинается с любви», или Прощальный поэтический вечер молодого воронежского поэта Амана Рахметова

Аман Рахметов уезжает из нашего города, где прожил пять лет. Он будет служить на родине, в Казахстане.

Литература«Неизбирательное сродство» Игоря Вишневецкого – умелая стилизация русской романтической прозы XIX века

Среди авторов, на которых опирался писатель, выделяются имена Бестужева-Марлинского, Николая Полевого и Нестора Кукольника.

МузыкаВ Воронеже более тысячи человек посетили концерт Центрального военного оркестра Министерства обороны

Концерт завершился бурными аплодисментами и исполнением марша «Прощание славянки».

Изобразительное искусствоНа защите дипломов в Воронежском художественном училище оценку «отлично» получила картина по мотивам повести Платонова

Автор картины Екатерина Травина призналась, что, работая над дипломом, открыла для себя творчество Андрея Платонова.

Зал ожиданияПопулярный фестиваль «На родине М. Е. Пятницкого» пройдёт 29 и 30 июня

В нём примут участие исполнители из Воронежской, Московской, Саратовской, Пензенской, Тульской, Калужской, Ростовской, Волгоградской, Рязанской и Орловской областей.

ГлавноеМихаил Бычков назвал «странной» церемонию закрытия Платоновского фестиваля и захотел «ясности» от губернатора

Бычкову надо ехать на фестивали в Европу, а он ещё не знает, будет ли заниматься Платоновфестом следующего года.